16+
На сегодня ссылок в базе данных: 693023
Блоги
База данных веб-ресурсов регионаПрислать фото Добавить сайт

Левое движение или либеральная массовка?

 

Сегодня, когда речь заходит о левом движении в России, чаще всего критикуют партии вроде КПРФ и другие подобные объединения, где, очевидно, никаких левых идей и отродясь не было. Подобные «охранительские» проекты, в первую очередь националистические и консервативные, где заявляют о том, что больше в России революции не будет, так что достаточно просто голосовать за КПРФ на выборах и продолжать ностальгировать по «ушедшей эпохе».

Рассматривать подобных деятелей всерьез вообще не стоит. Такие движения есть во многих странах, и их победа на выборах ничего стране не дает. Для примера можно вспомнить Молдавию, где коммунистическая партия долгие годы занимала лидирующие позиции, а президентом страны был ее лидер. Что же сделали эти люди хорошего? Да ничего. В стране продолжалась приватизация предприятий, сокращение государственных расходов на социальную сферу и другие аналогичные процессы. В этом суть охранительства, которое по факту служит правящему классу, как и все остальные «официальные» силы в рамках социально-экономической системы.

Тут все ясно, поскольку в правящем классе и среди представителей глобального бизнеса нет самоубийц, которые готовы в случае «честных выборов» сдать свои позиции, признать волеизъявление народа. Поэтому если бы коммунистическая партия той или иной страны реально угрожала проводимой экономической политике, то эту партию, скорее всего, просто бы запретили. Да и победить на выборах будет сложно без материальной поддержки представителей правящего класса, которые ее окажут не бесплатно. Так что после победы удивляться не стоит, если в парламент от имени партии войдут какие-нибудь сотрудники компаний, связанных с олигархами.

Однако есть и еще одна сила. Часто эти люди называют себя левыми и присутствуют на многих протестных акциях. Складывается ощущение, что есть принципиальная разница между ними и разного рода охранителями. Однако в действительности эти силы тоже действуют вполне системно.

Речь идет обо всех движениях, партиях и организациях, которые чаще всего не выдвигают особых требований к системе, а просто, так сказать, являются массовкой на оппозиционных митингах. Наиболее характерный пример — протесты на Болотной площади, т. е. митинги за «честные выборы». Интересно, почему подобных митингов не было в 1996 году во время президентских выборов, когда фальсификации были наиболее вопиющими за всю историю современной России.

Совершенно ясно, что протест либералов это в большей мере желание взять власть, перераспределить ресурсы, причем министры, связанные с экономикой, скорее всего, во многом симпатизируют этим людям (в особенности, лица вроде Улюкаева). Суть их программы в случае победы — радикализация, возврат к безумным экспериментам либералов начала 90-х. Краткое пояснение от Харви:


«Свобода перемещения капитала между секторами экономики, регионами и странами также считается основополагающим принципом. Все препятствия для такого перемещения (тарифы, карательные налоговые правила, планирование и контроль над состоянием окружающей среды, другие барьеры) должны быть уничтожены во всех областях, кроме тех, которые так или иначе относятся к «национальным интересам». Государство сознательно отказывается от контроля над движением ресурсов и капитала, уступая эту функцию глобальному (мировому) рынку»

Финансово-экономический кабинет правительства всеми руками «за». Однако после 1998 года отдельные представители элиты бояться наступать сразу же, поэтому все реформы проводятся медленно, а не в ускоренном темпе.

Впрочем, сами протестующие либералы не особенно на своих митингах критикуют экономическую и социальную политику российского правительства, а относительные ограничения «самовыражения» как раз таки чаще всего присущи классическому либерализму. Если почитать того же Смита, Рикардо и даже Спенсера (когда тот рассуждал об экономике), то по их представлениям Путин будет большим либералом, чем, например, лидеры многих европейских стран.

Вряд ли кого-то сильно удивляет, что на протестных митингах появляются политические аутсайдеры 90-х годов. Ситуация во многом напоминает то, что происходило в некоторых постсоветских странах, когда люди, не попадающие при очередных выборах в правительство, уходили в оппозицию и говорили о «преступной власти». При том, что когда они были у власти, ситуация навряд ли была чем-то лучше.

Даже Навальный случайно проговорился во время эфира «Эхо Москвы», что представители правительства:


«Не отдадут нам свое право бесконтрольно обогащаться и узурпировать власть в стране»

Ведь совершенно ясно, что главная перемена для таких людей – смена Путина и еще нескольких человек. И скорее всего, большая радикализация нынешнего экономического курса. Старая схема:
Максимальное снижение налогов для бизнеса
Сокращения в социальной сфере
Полный провал экономики, и затем разговоры о том, что «реформы проводились непоследовательно».

Это характеризует любые неолиберальные реформы. Но сегодня это опаснее, чем в 1998 году, поскольку ресурсов для восстановления практически нет, т. е. «розовые» кабинеты уже не спасут экономику. Остается в таком случае ожидать чего-то типичного. Вот, например, совсем недавно представители Всемирного банка рекомендовали России перенять опыт у Греции. Мол, хорошо там проводят сокращения, радуют неолибералов.

И разве это является ценностью для кого бы то ни было, кроме глобальной финансовой элиты, сторонников неолиберализма? Очевидно, что нет. Именно поэтому силы, которые фактически работают на это, в своей пропаганде используют совершенно другие образы. В частности, можно вспомнить украинские события, когда обещали, что после смещения Януковича олигархов на Украине не будет, зарплаты и социальные права будут европейские и т. д. Ну а в итоге президент олигарх, приватизация, налог на пенсию, сокращение социальных выплат.

И после всего этого интересно, а чего «левые» забыли на таких митингах, которые организуют люди, чьи цели уже заранее известны? Оказывается, у них есть своеобразные аргументы. В частности, Удальцов говорит о том, что якобы в России нет «нормального» капитализма и «нормальной» буржуазии. Именно поэтому надо поспособствовать победе якобы «прогрессивных сил» и в дальнейшем уже радоваться, что это приблизит социалистическую революцию в далеком и светлом будущем.

Один из главных идеологов подобной позиции — Илья Пономарев. Поначалу он — лоббист «Юкоса», а в период острого кризиса вдруг пошел в политику. Причем позиционировал себя именно как левого. Вскоре вокруг него стали собираться различного рода АКМ’ы и другие подобные организации. Пономарев в каком-то смысле (не обязательно в прямом) просто покупал активистов, поскольку в том числе за его счет были организованы многие мероприятия разных лет. К слову, Удальцов был его помощником.

Ну и в скором времени все эти люди стали часто появляться именно на либеральных митингах, где часто говорили о «суровом наказании» для бывшего начальника Пономарева. Где чаще говорили о неких «репрессиях» или о повторении 1937 года, а не об экономической или социальной политике государства.

И очень странно, почему до сих пор находятся люди, которые в целом не видят никаких противоречий. Да, конечно, материальные возможности либералов лучше, но в то же время любое «братание» с ними фактически означает только то, что левые будут лишь массовкой. Пономарев прямо обращается к своим сторонникам с таким заявлением:


«Поэтому, выучив урок, мы считаем, что достичь наших идеалов возможно только через фазу буржуазной демократии с сильным судом и честными и конкурентными выборами, а условия для более совершенного социального порядка лежат через успешное экономическое развитие»

По факту в России и так буржуазная демократия. Просто нужно учитывать мир-системный анализ, т. е. что Россия это полупериферия, а не страна центра. Везде есть свои особенности, и если на бумаге написаны «хорошие законы», то без достаточных материальных средств их все равно не получится реализовать в реальной жизни, о чем часто забывают как либералы, так и деятели вроде Пономарева. Именно поэтому они исходят из ложных предпосылок, заставляя людей фактически выступать не за свои реальные интересы, а за абстрактные выдумки либеральных идеологов.

И здесь можно вспомнить украинские события, но только 2004 года, когда против Януковича выступали лица преимущественно «социалистических» взглядов. Даже Тимошенко (и ее ближайшие соратники вроде Турчинова) высказывалась против приватизации, за социальную сферу и т. д. Порошенко в то время — член социал-демократической партии. Вот только после победы с этой демагогией покончили, и приватизация пошла своим ходом. Принципиальная разница — перераспределение собственности. У Ахметова «отжали» часть имущества в пользу Коломойского или иных олигархов. Вот и все демократические победы.

Далее Пономарев указывает:


«Однако в условиях полуфеодального бонапартистского режима современной России в данный момент времени политические задачи левых и либералов в целом совпадают»

Т. е. мы живем не в полупериферии, а во времена полуфеодального бонапартистского режима (часто «сталинского» или даже «фашистского»). Тут с Пономаревым бы солидаризовались либералы, которые тоже часто любят выдумывать различные похожие определения. Оказывается, проблема не в самом капитализме, а в том, что у нас нет капитализма. По факту, однако, он есть, и он именно соответствует положению России в мировой экономике.

Миф о том, что якобы Россия станет более прогрессивной страной, если ее возглавят неолибералы, конечно, ложен изначально. И тут необходимо, скорее всего, учитывать опыт Мексики, когда после кризиса начала 80-х годов начались «реформы», превратившие одну из наиболее развитых стран латинской Америки в рассадник преступности. Когда началась деиндустриализация, массовая безработица, бедность, и тут же появились олигархи, которые заняли лидирующие позиции в рейтинге Forbes.

Т. е. путь к усилению неолиберальных реформ — путь к деградации. Уничтожая индустрию, страна однозначно подготавливает почву для будущей индустриализации, т. е. будут новые драматические события в истории, которые, увы, без жертв чаще всего не обходятся.

Осознают ли это «левые», которые сегодня предлагают участвовать в митингах в поддержку Навального? Приятно ли выступать на одной трибуне с деятелями вроде Немцова или Кудрина? Вот, например, предвыборная агитация Бориса Ефимовича:


«Демократический Союз призывает ярославцев отдать все свои голоса на выборах в облвстную Думу Борису Ефимовичу Немцову. Вы проголосуете за старое доброе ельцинское время, за надежду на вестернизацию России, за безупречную репутацию и мужество Бориса Немцова и за те великие слова Егора Гайдара, смысл которых воплощал в жизнь Борис Немцов, будучи лидером СПС и главой его парламентской фракции: “Свобода, Собственность, Законность“»

Много ли общего у левых с подобными деятелями на самом деле? Да, видимо, разумно быть массовкой для подобных деятелей, поскольку, как правило, именно они отвечают за организационные вопросы. Выгодно для левого движения добиваться того, чтобы некие проходимцы получили больше власти и на этом завершили свою деятельность. Как известно, отдельные «болотные» участники со временем получили выгоды от своей деятельности и в том или ином смысле вошли во власть (либо получили неплохую работу в государственных корпорациях). Т. е. они конвертировали страх элиты во власть. И это то, за что в реальности боролись митингующие.

Станислав Чинков.

Источник:  http://rabkor.ru/


Комментарии

Комментарии отсутствуют
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
Страница создана за 0.038 секунды Общее время SQL: 0.016 секунды - SQL запросов: 70 - Среднее время SQL: 0.00022 секунды
Powered by Cotonti
Copyright © 2010–2017 29ru.net